Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Мечеть лучшее место на земле.

Приветствия и лучшие слова...

بسم الله الرحمن الرحيم
السلام عليكم و رحمةالله و بركاته

Приветствия Аллаху, молитвы и лучшие слова. Мир тебе о Пророк, Милость Аллаха и Его благословения. Мир нам и праведным рабам Аллаха. Свидетельствую, что нет Божества кроме Аллаха, и свидетельствую, что Мухаммад раб и посланник Аллаха.
Collapse )

Коран - Священная Книга Аллаха.

Интересные факты из истории Северной Осетии.

Уа алейкум Ас-Салям уа рахматуЛлахьи уа баракатухь! 
Оригинал чуть сократил...и добавил три слова в первый абзац...
Оригинал взят у timbilal в Интересные факты из истории Северной Осетии.
Оригинал взят у ulubiev в Интересные факты из истории Северной Осетии.

Ас-саляму алейкум, братья и сестры. Недавно в моих руках оказалась очень интереснейшая книга, автор Ислам-бек Марзоев «Осетинская феодальная знать в системе взаимодействия этнических элит Северного Кавказа». Книга произвела на меня большое впечатление, автор затрагивает темы, которые в Осетии принято, мягко говоря, умалчивать и не обсуждать. И я хотел бы привести короткие архивные данные из этой книги с моими комментариями. Они конечно расположены в хаотичном порядке, так, что не судите строго. Я лишь приведу самые на мой взгляд интересные моменты, хотя их в этой книге намного больше. Книга будет интересна выходцам из Алагирского, Куртатинского, Тагаурского и Дигорского ущелий. Да и любому осетину и неосетину, который интересуется историей Ислама и Северной Осетии.

Без обид как говорится, но это показывает, что истории Северной Осетии и Южной две совершенно разные истории. Также автор пишет о очень и очень тесных родственных связях северных осетин с кабардинцами, балкарцами, карачаевцами и черкесами. Также он повествует о миграции на Северном Кавказе, которая для такого маленького региона была колоссальной.

Э.М. Туганов ссылаясь на арабскую летопись «Сокровища драгоценных камней». «В ней описывается поход арабов на Кавказ под предводительством Джераха. Через 30 лет после смерти Магомета(да благословит его Аллах и приветствует) арабы из Багдада-сулеманийцы- прошли Грузию, Баб-Алан(Дарьяльское ущелье) и вышли на Северо-Кавказскую равнину. Как повествует эта летопись арабы установили здесь «свет истинной веры»,т.е. ислама. Отсюда идет название местности- Джерах,стало быть, и начало Ислама в Осетии тоже идет со времен этих арабов»

Туганов Э.М. О религиях алан\\Дарьял, 1992,№3,Владикавказ, с. 195

Один только этот факт уже заставить наших исламофобов дергаться. Это наталкивает на мысль, что аланы могли застать сподвижников и табиинов.

документ 1859 года: "Я, нижеподписавшийся, перед Алкораном Всемогущим, не имеющего себе равного Великого Бога, клянусь и обещаю, что все, о чем у меня спросят, несмотря ни на дружбу, родство, свойства, вражду, корысть и страх без притворства какой-либо стороны, без участия, прибавления и умаления и без утайки с точностью покажу и скажу самую правду, дабы на страшном суде всеобщего воскрешения пред самым Всемогущим Богом с чистым лицом возмог дать ответ в оной. Билляги, Валлаги, Таллаги, буду отвечатьпо справедливости и покажу сущую правду и истину, после каковой моей присяги целую слова Алкорана. Амин. 1859 года, октября 14 дня. 
По сему клятвенному обещанию депутаты Алагирского общества принимали присягу и вместо своеручной подписи, по неумению грамоты, приложили свои имена и печати: 

Юнкера: Эльзарко Макеев, Долет-Мурза Датиев - сидамонцы, Дудар Бекузаров, Эльмурза Зангиев - мизурец".

Collapse )

Коран - Священная Книга Аллаха.

Успехов и всего самого наилучшего Руслану Хаджисмеловичу Цаликову! Бог помощь!

3 ноября 2012 17:25   Московская область 

Имам-мухтасиб Московской области Рушан Аббясов встретился с Вице-губернатором Подмосковья Русланом Цаликовым

Имам-мухтасиб Московской области Рушан Аббясов
Имам-мухтасиб Московской области Рушан Аббясов

В Доме Правительства Московской области состоялась встреча Председателя Духовного управления мусульман Московской области, члена Общественной палаты Московской области Рушана-хазрата Аббясова и Вице-губернатора Подмосковья  Руслана Хаджисмеловича Цаликова.

В рамках встречи глава мусульман Подмосковья поблагодарил Вице-губернатора за оказанное содействие в организации праздника Курбан-байрам. Он особенно отметил, что впервые в истории области проведение праздника мусульман прошло на таком достойном уровне.

"Важным и необходимым явилось проведение селекторного совещания под Вашим руководством с участием руководства Московской области и глав муниципальных образований Московской области. Надеюсь, что подобного рода соработничество послужит укреплению государственно-конфессиональных отношений и развитию гражданского общества в Московской области", - сказал Рушан Аббясов.

В ходе встречи стороны обсудили вопросы жизнедеятельности мусульманских общин Московской области, в том числе были подняты серьезные вопросы, касающиеся трудностей, с которыми сталкиваются мусульманские общины Подмосковного региона. Руслан Хаджисмелович заявил, что с пониманием относится к проблемам мусульманских общин, готов изучить сложившуюся ситуацию и оказать содействие в урегулировании имеющихся проблем.

В завершении встречи, которая прошла  в дружеской атмосфере, Рушан Аббясов выразил надежду, что "плодотворное сотрудничество послужит оздоровлению общества, воспитанию будущего поколения в духе братства между народами, что будет способствовать согласию и миру в российском обществе".

Пресс-служба ДУММО 

 Власти области выделили правоверным сразу 20 мест для моления

Collapse )

Успехов и всего самого наилучшего Руслану Хаджисмеловичу Цаликову!
Пусть Аллах укрепит его на Истине и сделает полезным для всех людей.

Ислам, Северная Осетия, Мусульмане, Кавказ

ВО ИМЯ БОГА! Борьба осетинского народа за свою свободу и независимость. А.Кубатиев, 1953 год.


 ВО ИМЯ БОГА  
(Журнал “Воля”,Мюнхен,1953,№№7-8.) 

  Советская газета «Власть Труда», выходившая в столице  Северной Осетии  Дзауджикау, сообщила: «Отрядом кадгаронской  милиции  на Куртатинской долине был окружен и убит глава зеленой банды Бихин Кубатиев. Бандит оказал ожесточенное сопротивление».
 Речь шла о брате, а я думал о матери:  - Как она перенесет этот очередной удар?
 За  несколько  месяцев  до этого был,  также  из  засады,  убит другой  мой  брат, Эльберт. Его принесли с восемью  ранами,  еще теплого.  С ним рядом, на бурке, лежал его австрийский  карабин. Кожаный  патронташ, вмещавший 120 патронов, был уже пуст, издырявлен пулями. Последняя обойма застряла в открытом затворе. Даже отец, который также, как и мать, с детства внушал нам, что грех оплакивать усопших, не сдержал слез, но мать строго сказала:
  -  Не бери грех на душу. Бог дал сына, Бог и взял. На все воля Всевышнего.
 Ночью,  после  похорон  Эльберта, она  -  не  помню под  каким предлогом  - пришла в кунацкую и,  постояв  немного   перед опустевшей  постелью,  молча скрылась. За  окном  тихо  зашумели сухие,  осенние листья старой липы. Вскоре пришла весть о гибели третьего брата, Идриса. Мать, окруженная  причитавшими женщинами, сидела на ковре с  холодными сухими глазами, как неживая, но лицо у нее было таким, каким оно бывало в часы молитвы (намаза).  Четвертый брат,  Умар, был замучен меньшевиками в тифлисской тюрьме, но труп его удалось выкрасть и привезти в  горный  аул Чми.  Мать  присутствовала при его тайных  похоронах. Застыв у изголовья  свежей могилы, долго шептала молитву, потом почему-то посмотрела на меня и, заметив мои слезы, нахмурилась. Было уже темно, когда мы возвращались с  похорон в аул. Проснувшись ночью в чужой сакле, я увидел, что мать  все  еще сидит  на коврике, склонившись над Кораном, с которым она  нигде не   расставалась. При тусклом свете керосиновой лампы мне казалось, что ее седые, вьющиеся локоны стали совсем белыми и излучают свет. Закрыв Kopaн, и прочитав еще раз  молитву наизусть, мать сказала:
 -  О  Аллах,  я не ропщу... На все воля Твоя... Об одном  лишь прошу  Тебя, наш Создатель, чтобы до конца моих дней не  иссякли силы  мои  переносить все испытания во имя  долга  перед  Тобой. Красный  шайтан, встал  между  Богом и людьми,  между  Небом и Землей, затмил разум  и  совесть  людей, ослепил их своим обманом и натравил одного на другого. О  Аллах, дай  силы  нам преодолеть и уничтожить в самих себе  и в окружающем мире дух и власть этого шайтана. Сам Пророк,  да снизойдет на него милость Твоя, не считал грехом поднять меч  во имя Бога. Так поступлю и я, если на то будет воля Твоя. 
  - Мать!?
  - Да, мальчик мой, - сказала она, - Бог послал нам испытания, чтобы  укрепить нас во имя исполнения своего долга перед Ним.  
 Утром,  когда  женщины  чужого аула снова ее окружили, чтобы 
облегчить ее горе своим сочувствием и слезами, она терпеливо выждала, пока все умолкли, потом поблагодарила их за  оказанное ее погибшему сыну и ей внимание, и сказала: 
  -  Да  поможет Аллах каждой из нас исполнить свой долг перед Богом и людьми. Свежие могилы наших сынов, братьев  и  отцов, погибших  смертью храбрых, указывают и нам, женщинам, наш  путь. Тем, кто борется, нужны не только патроны, но и хлеб, материнская забота и слово, укрепляющее душу. Не так ли, сестры мои? 
-  Так! Так! - ответили ей притихшие женщины.
 Впервые, после 
гибели первого брата, на лице матери траурный холод сменился теплотой скрытой улыбки.Так мне, по крайней мере, показалось. Несмотря на бессонную ночь, она выглядела уже бодрее, но вместе с тем я заметил, что движения, жесты и даже интонации голоса ее стали какими-то иными, обрели порывистость, решительность.
 
Глухие  рыдания, неожиданно донесшиеся до нас со скал, заставили 
всех насторожиться.
  -  Это он ... Мой мальчик, - прошептала мать. Она не ошиблась. Выскочив из сакли, я увидел взмыленного,  дымящегося  гнедого иноходца своего брата, Бихина. Видимо, рыдание хозяина волновало коня, он нетерпеливо топтался, настороженно озираясь, но с места не  сходил,  хотя застал Бихина у свежей могилы,  к  которой  он припал,  как к трупу, и прижавшись щекой к свежей насыпи  шептал сквозь слезы слова традиционной горской клятвы о мести. Появление матери заставило его подняться и  присмиреть.  Стало тихо.  Мне  казалось,  что и скалы от горя посерели, а светлый ручеек, стиснутый вековой неподвижностью скал, продолжал петь о жизни.
 -  Пойдемте,  дети мои, - сказала мать после молитвы  и  стала спускаться  по  тропе, не оглядываясь. Брат  отказался  войти  в саклю. Вскочив на коня, он кинул мне всего два слова: 
 - Береги мать! - и исчез так же неожиданно, как и появился. Но 
на  обратном  пути, в теснине Генал-Дон, где вход в Кобанское ущелье охраняет «Башня Хазби», воздвигнутая на отвесной  скале, мы  наткнулись на плоды «клятвы о мести» Бихина. Это были трупы, одетые в форму войск НКВД. Но там были и еще живые. Мой жестокий,  неуместный смех - эхо чувства мести - огорчил мою мать.
  - Грех смеяться над чужим горем - сказала она.
  - Но это ведь наши лютые враги! - вспылил я.
  - Ты обычаи наши забыл, мальчик мой, - сурово сказала мать. - Мертвый уже не враг, над ним грех смеяться. А раненым  надо помочь, как велит обычай твоих предков.

 Люди,  пришедшие из аула, тоже не послушали мать мою. Сбрасывая в поток Гизельдона, сливающегося в этом месте с Генал-Доном, и мертвых, и живых, они неистово повторяли:
  - Плывите туда, откуда принес вас нечистый дух!

   Мать, наблюдавшая за этим, заплакала.
  -  О,  Боже, Боже, - причитала она, - власть шайтана  проникла даже в души добрых  людей.

 Но людей  в  это  время  больше 
интересовали брызги воды, взлетавшие после падения трупов,  чем материнские слезы. От этих людей мы и узнали о том,  что  отряд НКВД,  появившийся  на  рассвете,  окружил  аул  Нижний  Кобан, арестовал  семьи тех, кто находился в «банде Бихина Кубатиева», но  на  обратном  пути в теснине был окружен отрядом  Бихина и почти  полностью уничтожен. С особым восторгом  вспоминали они поступок  самого Бихина, который врезался в середину отряда на коне и крикнул:
  -  Слушай мою команду! Вы окружены! Приказываю сложить оружие, иначе - смерть вам, шакалы! И со всех сторон, из-за скал, эхом ответили голоса:
  - Смерть шакалам!

Узнав, что эта старая женщина, перевязывавшая раны «шакалам», мать их спасителя и кумира, толпа, опьяненная  жаждой  мести, притихла. На лицах гневная радость сменилась печалью. Все уже знали о гибели ее сына - третьего по счету.
  -  Прости,  добрая женщина, - начал старый Садулла из Нижнего Кобана, - мы приняли тебя за обычную путницу. Мы слышали о постигшем тебя горе. Оно и наше горе, горе всего народа. Но смирившись перед волей Всевышнего, да утешится твое сердце и сердца всех сочувствующих тебе тем, что смерть каждого  твоего сына  укрепляет в твоем народе волю к борьбе за свою свободу  и жизнь. О Таубиче, знай и помни, что смерть каждого твоего сына дала тебе тысячи отважных сынов, которые спасут свой народ, как ныне спасли вместе с другими и меня вот тут, на этом месте.
 - Слава нашему Бихину!
 - И матери его слава! Зашумела  толпа. Как раз в это время появился  Бихин с той стороны  ущелья, куда катил свои крутые волны поток, и, соскочив с коня, подошел  к  застывшей  перед  толпой матери. По его движениям я подумал, что он, этот широкоплечий, горбоносый, стройный любимец народа, возбужденный своей очередной победой  и той  любовью, которую он мог увидеть в глазах каждого  из  толпы спасенных  им  накануне людей, - что он  закричит  «мама»  и  со свойственной  ему  непосредственностью обнимет свою мать.  Но вместо всего этого я услышал совсем не соответствовавший моменту простой, согретый заботой голос:
  - Мать, ты устала?
  И тут же почти прикрикнул на меня:
  - Зачем ты привел ее на это поганое место?!
  - Не он привел, - заступилась за меня мать. - Бог привел меня. На  этом  месте  сын  народа  Хазби  добыл  себе бессмертие славы. Вот его башня, она, как  немолкнущий  поток Генал-Дона, поет и славит доблесть того, кто  рабству  и  мукам своего народа предпочел смерть. 

 Все,  вслед за старым Садуллой, повторили:
  - Мир праху твоему Хазби, а идущим по твоим стопам - слава!
  -  Это был подвиг не только Хазби, но и его матери. Не так ли, Садулла? - сказал Бихин и, видимо, не без задней мысли, попросил старика рассказать о матери Хазби.
  -  Бихин  прав,  -  встрепенулся  старый  Садулла,  как  конь, почуявший, чего хочет от него седок. - Посылая сына в бой,  мать сказала  ему: «Если побежденным вернешься домой, я оплачу  тебя, как  умершего.  Если  с победой вернешься, от  старших  получишь почет.  Если, сын мой, падешь  смертью  храбрых, народ сложит о тебе песню, которой будут эхом вторить горы наши, а я буду слушать без слез. В добрый путь!» - Так сказала мать. И когда  принесли ей из теснины Генал-Дона на  бурке  тело  сына, погибшего смертью храбрых, она без слез слушала «Песню о Хазби»,которую народ  сложил после боя на этом вот  месте.  Мир  праху матери Хазби, а идущим по ее стопам - слава. Почему-то после последних своих слов  старый  Садулла и все другие тоже молча уставились в мать мою.  Она  посмотрела на Бихина, потом медленно перенесла свой взор на старого Садуллу.
  - Да... - сказала она почти шепотом. - Достойный сын достойной матери. Мир их праху!
 - Мир их праху! - повторили все.
   Крутые  волны  потока с неистовым шумом бились о скалу, на которой с давно уже погасшими бойницами стоит башня Хазби. Вокруг нее каким то чудом держатся на голых скалах дубы с крепкими стволами и короткими ветвями почти без листьев. Дубы эти своими ветвями тянутся к древней башне, как будто пытаются поддержать ее и защитить от потока, подтачивающего скалу.  Они держались  не  столько за почву, сколько друг за друга. В этом была их сила, которую не могли сокрушить ни горные бури-уады, ни лавины, никакие испытания. Более того. Сама почва спасалась от разрушения, благодаря этим корням. Тогда я спросил мать:
  - Откуда эти корни берут силу? Не могут же они из голого камня черпать ее.
  - Бог дает, - ответила она.
 Сухие  корни трещали в костре, у которого мы сидели, но я думал тогда о живых корнях, окружавших нас ветвистых, мощных чинар, всего огромного леса, разросшегося по склонам гор Северной Осетии.  Из  темных  недр  ночного леса веяло бодрящим  холодом покоя. Я  думал, что Бихин уже спит. Но когда мать закрыла свой  Коран и,  шепча  последние  слова молитвы наизусть,  окинула  взглядом окружающих, Бихин первый поднялся и помог матери встать.
 Проводив мать в поселок, находившийся неподалеку от нашей лесной стоянки на опушке леса, я снова вернулся к костру. За  поздним ужином  много  было сказано народной мудрости и поэзии, но я приведу лишь брата, который, сказал:
  -  Мне  хочется помянуть зайчика. - Все улыбнулись. - Он, какизвестно, отличается осторожностью.  Вероятно,  убежден,  что осторожность  важнее всего на свете. Не потому ли  Бог  дал  ему такие длинные уши, чтобы каждый шорох в кустах предупреждал его о близости  опасности и заставлял его жить вечной  тревогой за свою шкуру. Не дай Бог быть зайцем!
 Люди  дружно, весело захохотали. Но Бихин, спрятав  улыбку  в углах тонких губ, продолжал в том же шутливом тоне:
  -  Заячья  осторожность  - это власть страха,  которую  хочет внушить нам  Чека,  которая, вероятно, не в силах отличить кавказских тигров от зайцев. Но я думаю, что это не дает нам права подражать зайцам. Не так ли, друзья мои?
  - Так! Так!
  - Если  так, то мудрое сердце того из наших предков, который сказал: «Смелый никогда первым не берется за оружие, но он всегда опережает противника».
Утром мать и  ее  хозяйка Фариза пополнили запасы продуктов. Примеру  их последовали и другие женщины из окрестных  сел. Мне особенно приятно было то, что пример подала женщинам моя мать. Вопреки ее желанию, ей не давали ни стряпать, ни стирать  на речке,  ни  латать одежды «лесных людей», - все делали другие женщины, но ее присутствие вносило всюду порядок, дисциплину, духовную  собранность. “Вот, - думал я не раз,  - откуда  корни берут силу. Из материнского сердца, с которым связывают нас всех наши  кровеносные сосуды, нервы, думы, чувства. Народ  -  это единое тело,  живущее  ритмичным биением  теплого  материнского сердца”.
  Каждую пятницу мать проводила , читая Коран.  Силы, которые она черпала в молитве, отдавала людям. Она ко всем относилась одинаково, но все чувствовали, что Бихин для нее стал той ниточкой, на которой висит ее душа, вся ее жизнь. Было ли это проявлением общего для всех матерей чувства особой привязанности к одному из своих  детей, или мать своим чутким сердцем понимала, что ответственность за неравную борьбу и судьбу  людей  делает особенно тяжелым  положение вожака, не знаю, но если  она  не заставала Бихина на стоянке, то старалась быть более беззаботной и веселой. Но стоило появиться Бихину, и она теряла свою повышенную веселость, напряженность, как  будто  перешла через опасный поток, который мог свалить ее с ног и унести. А сколько таких потоков было на нашем пути! Каждый  день был  потоком материнских  тревог, слез, крови, несшим на себе пену жизни, невзгод и уходившим в прошлое ревом проклятий. Когда  я, узнав о гибели брата, пробирался к поселку, где  жила мать,  неожиданно из кукурузы появилась хозяйка дома, Фариза, у которой жила мать.
  -  Тебя все поджидаю здесь, у дороги, - разрыдалась она.  Так, прерывая  свой  рассказ  рыданиями,  Фариза  поведала  мне,  как возвращаясь  поздно со стоянки нашей вместе с моей матерью,  они встретили  Бихина,  кормившего на  лужайке,  под  деревом,  коня своего кукурузой. Матери хотелось немного отдохнуть. Бихин тоже присел  рядом  с  ней, потом прикорнул, как  бывало  в  детстве, положив голову на колени матери. Мать не хотела  нарушать  его сна.  Появились звезды. И луна прошла. Мать сама вздрагивала от предрассветной прохлады, но все повторяла шепотом:
  - Спи, мой мальчик, спи.
  Наконец, встревожившийся конь разбудил его своим топотом. Бихин как  будто  и  не  спал. В руке у него блеснул маузер.  Со всех сторон из кукурузы, как волки голодные, завыли:
  - Теперь не уйдешь от нас!
  -  Проследили,  -  усмехнулся он.
  Фариза,  как  она  сказала, 
превратилась от ужаса в кусок льда. Но мать сказала:
  - Сын, на коня, и с Богом!
  -  А  вы? Оставить женщин на произвол судьбы и уйти? - ответил он  и, не давая матери возразить, потребовал, чтобы мы отошли от него.  На  это  не согласилась мать. А эти волки все  продолжали выть:
- Сдавайся!
-  Сдаюсь! - крикнул Бихин, не слушавший больше матери. -  Кто смелый, пусть подойдет и примет мое оружие.
  Уже  было  светло. Из кукурузы, с разных сторон  вышли  люди  и стали  приближаться к Бихину, направив на него винтовки.  Но он стоял,  как  будто бы и не думал браться за оружие, не обращая внимания  и  на своего коня, оказавшегося каким-то  чудом  около него.
  - Бросай оружие!
  -  Оружие  -  честь, ее наземь не бросают,  -  ответил  Бихин.
Опомнившаяся  от ужаса, Фариза хотела кинуться к  Бихину,  чтобы загородить его собой, но мать строго сказала:
 -  Женщина,  не мешай воину! Когда Бихин молниеносно  выхватил маузер, вложенный им перед тем в кобуру, мать перевела взор свой от сына к небу:
  -   Во  имя  Бога,  -  сказала  она, и  слова ее слились  с захлебывающейся  трескотней  маузера.
Фариза  видела  падавших 
людей, но потом сама упала ниц на  землю и только слышала стрельбу, стоны, крики,  топот  коня.  Несколько  раз   неясно прозвучал  голос матери, но Фариза не решалась подняться.  Потом пули  перестали  свистеть, а ужас, как снежный обвал,  продолжал прижимать Фаризу к земле, не давая шевельнуться. Сколько времени все это продолжалось, она не помнила. Когда  Фариза,  наконец, приподнялась, мать уже шептала молитву над умиравшим сыном. Около  других убитых тоже появились люди. Был  слышен  стон раненых. Толпа вооруженных около трупа Бихина росла. Но молитва матери сковывала всех. Фариза видела и слезы на глазах милиционеров. Шепотом рассказывали друг другу,  как он упал, как, зажав маузер в обессилевшей,  повисшей руке, направился к своему коню. И когда он снова  свалился,  то конь кружил около него. Начальник, появившийся после, не внял просьбам матери оставить ей  труп. Угрожал и самой матери, «если она не отстанет». Но она не  отставала. В течение двух недель жители села Кадгарон видели около милиции  несчастную  мать у тела  сына.  Наконец  удалось выкрасть останки  и  предать их погребению. Но и начальник кадгаронской  милиции  не  долго разъезжал  на  гнедом  иноходце Бихина. Как раз около кладбища Ногкау, где был похоронен  Бихин,средь бела дня в отряд милиции врезался названый брат Бихина  -Бешагур Цопанов. Этого лихого джигита народ любил так же, как и Бихина. Когда он попросил милиционеров не браться за оружие и не вынуждать его проливать невинную кровь рядовых, дать ему возможность сразиться один на один, милиционеры не возразили.
 
-  Тебе  ли,  ползучему гаду, разъезжать на  коне  Бихина?!  -
промолвил он, когда начальник милиции от меткого выстрела упал с коня, не успев и дотронуться до своего оружия.  Но осторожный Бешагур  маузера  обратно в кобуру не вложил.  Он  приказал ошеломленному отряду милиции  повернуть назад  и  доложить о случившемся властям. Когда конная милиция удалилась, он  поймал коня  своего погибшего названого брата и увел его. Не знаю,  что стало  с  конем, но путь, по которому шли Бихин  и  Бешагур,  не зарос травой.

   Из нашей семейной хроники
Борьба осетинского народа против советских оккупантов (с сокращениями).



Коран - Священная Книга Аллаха.

Северная Осетия.Исторический очерк 1939 года. И.Г.Викторов. Гос.изд.Северо-Осетинской АССР,часть1-я

Исторический очерк 1939 года. 

Часть первая.  

 

«Царская Россия была очагом всякого рода гнета – и капиталистического, и колониального, и военного, - взятого в его, наиболее бесчеловечной и варварской форме»…  

 

«Царизм был средоточием наиболее отрицательных сторон империализма, возведенных в квадрат».  

Иосиф Сталин  

 

 Царскую Россию Ленин называл «тюрьмой народов». В ней свыше половины населения составляли угнетенные национальности. В царской России трудящиеся жили в тяжелых условиях, беспощадно эксплуатировались, но особенно трудной была жизнь нерусских национальностей.  

 

Осетинский народ является одним из тех небольших народов нашей необъятной Великой Родины, которые были возрождены Великой Октябрьской революцией. Октябрьская революция разбила «тюрьму народов», уничтожила национальный гнет и открыла ранее угнетенным, бесправным народам широкий и светлый путь политического, хозяйственного и культурного возрождения.  

 

Осетия была окончательно завоевана царизмом в конце первой половины XIX века. С целью закрепления царского владычества в Осетии, великодержавные и националистические историки создали легенду о ее, якобы, «добровольном» присоединении к царской России потому, что Осетия, якобы, угрожали «звери» кабардинцы, что русские феодалы явились избавителями Осетии от кабардинского игра. Историческая правда говорит совершенно другое: в борьбе против царизма кабардинский и осетинский народы помогали друг другу. Завоевание Осетии Россией не принесло ей избавления от чужого ига, а, наоборот, установило его, в виде господства русских помещиков и царской бюрократии.  

 

Тов. Сталин указывает, что царизм «намеренно культивировал на окраинах патриархально-феодальный гнет для того, чтобы держать массы в рабстве и невежестве. Царизм намеренно заселил лучшие уголки окраин колонизаторскими элементами для того, чтобы оттеснить туземцев в худшие районы и усилить национальную рознь. Царизм стеснял, а иногда просто упразднял местную школу, театр, просветительные учреждения для того, чтобы держать массы в темноте. Царизм пресекал всякую инициативу лучших людей местного населения. Наконец, царизм убивал всякую активность народных масс окраин». (Сталин, «Марксизм и национально-колониальный вопрос», стр. 61. Москва, 1934г.)  

 

Мотивы легенды о добровольном присоединении Осетии совершенно ясны. Царизм действовал по принципу древних римских рабовладельцев – divide et impera – разделяй и властвуй. Кстати сказать, это принцип всех эксплуататоров в их завоевании чужих земель и угнетении трудящихся. Царизм старался вбить клин между народами Кавказа, старался раздуть вражду между ними с целью ослабления и подчинения тех и других. Царский сатрап кн. Потемкин открыто придерживался политики: «поддерживать между горцами постоянные распри, - писал он, - помогая слабым, не давать усиливаться тем, которые могли быть для нас опасными». В инструкции, данной генералу Де-Медем в 1771 году, Екатерина II писала: «Распри между горцами облегчат наше предприятие, на это денег не жалеть».  

 

В 1807 году наместник Кавказа генералу Гудович, направляя против чеченцев военную экспедицию во главе с генералом Булгаковым, предлагал последнему взять в экспедицию кабардинцев, мотивируя это следующим: «Главная цель моего предложения пригласить также и кабардинцев в сию экспедицию единственна та, дабы сии два народа поссорить между собой и привести их в совершенную вражду, на тот конец, что продолжившиеся между ними раздоры могли бы их совсем ослабить и следовательно со временем сделать их более покорными, не употребляя явно против них силы нашей. (Акты Кав. Арх. Ком., том III).  

 

Нечего и говорить, что легенда о «добровольном» присоединении Осетии к царской России является сплошной выдумкой и клеветой на осетинский народ. Осетинский народ весьма упорно отстаивал свою национальную независимость. Каждый шаг территории Осетии царским войскам приходилось брать с бою.  

 

История царской России – это непрерывное расширение территории крепостнической эксплуатации, захват земель малых народов и их порабощение.  

 

К богатейшим кавказским землям русские феодалы и купцы давно протягивали свои грязные лапы. Еще в XVI веке, после создания русского централизованного феодального государства при первых русских царях, делаются попытки захвата некоторых областей Северного Кавказа. После завоевания Казани в 1552 году и Астрахани в 1556 году, царизм ставит целью захватить побережье Каспийского моря. В 1567 году по приказу Ивана Грозного в устье Терека была заложена крепость Терки. Последняя должна была служить опорой кавказских народов. В 1559 году делает попытку завоевания Крыма. В конце XVI и начале XVII веков организуется два похода для захвата Дагестана, но они оказались неудачными. Таким образом, первое нападение русских феодалов было отбито. Только при Петре I в первой четверти XVIII века снова начинается наступление на кавказские народы. В это время русское феодальное государство стало империей. Петр выдвинул и частично осуществил широкую завоевательную программу. Он поставил цель прежде всего укрепиться на берегах морей — Балтийском, Каспийском, Азовском и Черном. Ему удалось «прорубить окно в Европу» — захватить часть берегов Балтийского моря, а также он захватил все западное побережье Каспийского моря. Последующие русские цари методически, шаг за шагом выполняли петровскую программу. Правда, при русской царице Анне Ивановне от петровских завоеваний по Каспийскому побережью пришлось отказаться. По договору в Реште (1732 г.) и Гандже (1735 г.) устья Терека вновь стали границей вла­дений России. Но при той же Анне Ивановне сде­лан был первый шаг к захвату Кабарды. Последняя считалась вассальным владением Турции. После I русско-турецкой войны в 1735—39 годах был за­ключен Белградский мирный договор в 1739 году. По этому договору Кабарда считалась независимой от Турции и от России, признавалась барьером меж­ду обеими империями. Независимость Кабарды от Турции означала начало ее зависимости от России.  

 

Военная тактика царизма в завоевании Кавказа была несложная. Создавалась система укрепленных пунктов, так называемых, кордонных линий, и, опи­раясь на них, царизм оттеснял горцев с плоскости, прижимал их к подошве Кавказского хребта, а за­тем загонял в горы. Тов. Сталин указывает, что зем­ли горского населения «служили до последнего времени объектом колонизации со стороны русских переселенцев, успевших уже перехватить у них лучшие пахотные участки и систематически выте­сняющих их в бесплодные пустыни. Политика ца­ризма, политика помещиков и буржуазии состояла в том, чтобы насадить в этих районах побольше кулацких элементов из русских крестьян и казаков, превратив этих последних в надежную опору вели­кодержавных стремлений». (Сталин, там же, стр. 71).  

 

В конце 30 годов XVIII века была создана Кизлярская кордонная линия. В 1736 году был заложен Кизляр, в том же году — станица Бороздинская, в 1735 —станица Карталинская. Опорным пунктом царизма в этом районе был город Кизляр, который входил в Астраханскую губернию и подчинялся астраханскому губернатору.  

 

После Белградского договора, признавая Кабарду за барьер между Российской и Турецкой империями, царизм старался захватить, прежде всего, осетинские земли. В завоевании Кавказа Осетия имела для царизма большое стратегическое значе­ние, ибо она расположена на главном пути, связы­вающим Закавказье с Северным Кавказом, кото­рый ныне называется Военно-Грузинской дорогой. Этот путь был известен еще в глубокой древно­сти. Он был воротами из Малой Азии в восточную Европу. По нему проходили военные экспедиции, торговые караваны, толпы переселенцев. Нужно еще отметить, что Осетия расположена в самом сердце — центре Кавказских гор, это имело также большое значение для царизма. Завоевывая ее, царская Россия не только становилась прочной но­гой на пути соединяющим Кавказ и Закавказье, но и раскалывала горские народы на 2 части, не допуская их объединения в борьбе против царизма. Маркс так характеризует значение Военно-Грузин­ской дороги: «Кавказские горы отделяют южную Россию от роскошных провинций Грузии, Мингрелии, Имеретии и Гурии, отторгнутых московитянами от мусульман. Этим ноги гигантской империи отрезаны от туловища. Единственная военная до­рога, заслуживающая это название, вьется от Моз­дока к Тифлису через узкое Дарьяльское ущелье: она защищена непрерывной цепью укреплений и подвергается с обеих сторон беспрестанным нападениям враждебных кавказских племен». (Соч. Маркса и Энгельса, том IX, стр. 533).  

 

Нужно также отметить, что не только стратеги­ческое значение Осетии было причиной ее завоевания, и в экономическом отношении она была ла­комым куском для царизма. Горные, лесные и зе­мельные богатства Осетии также были предметом давних вожделений русских феодалов и промыш­ленников.  

 

В завоевании Осетии царизм применял старинную тактику, «испытанную» всеми завоевателями чужих народов. Обычно в начале посылается поп с кре­стом, затем купец с рублем и, наконец, солдат с ружьем. Прежде всего царизм делает попытку христианизации осетинского населения. Вскоре после заключения Белградского мирного договора, в 1745 году была создана комиссия во главе с архи­мандритом Пахомием для распространения христи­анства в Осетии. В 1747 году около Кизлярской крепости было создано первое осетинское подворье. Руководство миссионерской деятельно­стью находилось в руках царских военных властей, а именно: кизлярского коменданта и астраханского губернатора. Это говорит об истинной цели мисси­онерской деятельности русских попов. Она была лишь прикрытием завоевательных планов царизма. Из-под поповской рясы ясно вырисовывалась зве­риная морда завоевателя. В донесении коллегии иностранных дел синоду говорится: «Распоряжение поселенцев и проповедь в Осетии один и тот же вид имеет, чтоб тамошние народы привесть в по­знание христианства и приобресть некоторых из них в здешнюю сторону я, следовательно, оба дела так между собой соединены, что совокупно об них и пещись надлежит». (См. Кокиев Г. «Материалы по истории Осетии»).  

 

Ввиду того, что осетины никак не хотели быть христианами, русские попы в широкой мере применяли подкуп верхушки населения, а также ста­рались соблазнить осетинские низы некоторыми ма­териальными выгодами. Обращенные в христианство получали холст на рубашки, ножницы, иголки, гребни, а иногда и несколько рублей денег. Осети­ны, крестившиеся в Кизляре, получали по 20 руб­лей. «Кои будут креститься в Кизляре,—говорится в одном историческом документе, — давать ив 20 рублей, а кои в Осетии, — тем по их (духовен­ства) рассмотрению». (См. там же).  

 

25 мая 1771 года комендант Кизлярской крепо­сти Паркер писал астраханскому губернатору Бекетову: «В Ингушах, Куртатах и в Нарах с при­надлежащими к ним местами тамошние жители почти все желание объявили принять святое кре­щение и быть желают христианами, из коих не мало число и крещено, да и теперь бы крещение производилось, только за недостатком холста пере­стало». Этот документ говорит о том, что все дело христианизации осетинского населения, очевидно, держалось на раздаче холста. Некоторые «любители» христианства крестились по нескольку раз, лишь бы получить лишнюю рубашку и 1—2 рубля. Все же, несмотря на ухищрения царизма, дело христиа­низации осетинского населения продвигалось сла­бо. Если в 1747 году было крещено 40 человек, то в 1749 году только 2 человека. По сведениям ду­ховного ведомства всего было крещено горцев по преимуществу осетин, ингушей: в 1745 году — 320 человек, в 1746 году — 359 человек, 1747 году — 155 человек, в 1748 году — 132 человека, в 1749 году (по 20 сентября)—53 человека.  

 

Неудачу распространения христианства в Осетии между осетинским населением глава миссионерской комиссии архимандрит Пахомий объяснял тем, что: «оный народ, вольный и грубый стал быть и к крещению не склонен». (См. Гардавов Б. «Завоевание Осетии» (рукопись).  

 

Ярким фактом, характеризующим отношение осетин к христианству, является разрушение ими в 1769 году первого православного монастыря, по­строенного около выхода из Куртатинского ущелья.  

 

Данные о количестве крестившихся горцев явля­ются опровержением великодержавной и националистической теории, о «добровольном» присоеди­нении Осетии к царской России и о том. что пра­вославные попы играли культуртрегерскую роль в Осетии.  

 

В распространении христианства, а, следователь­но, и в подготовке завоевания Осетии, царизм на­ходил верных помощников в верхушке осетинского населения. К этому времени в Осетии уже суще­ствовали классы. Широкие массы населения нахо­дились в подчинении родовой и феодальной вер­хушки. Это был период формирования феодальных отношений. Феодально-родовая верхушка была со­юзником царизма в завоевании осетинских земель и в закабалении осетинского народа. Осетинские и русские помещики выступали единым фронтом про­тив трудящихся Осетии и России.  

 

В одном историческом документе, характеризую­щим деятельность миссионерской комиссии, говорится: «а в тех их архимандрита Пахомия с бра­тию доношениям пред'является, первое, что помя­нутого осетинского, тагоурского народа старшины 4 человека в 1755 году в марте месяце, при нем, архимандрите Пахомии, приезжали в Кизлярскую крепость и тамошнему коменданту подали на вы­сочайшее Его Императорского Величества имя про­шение о том, что они желают быть под протек­цией Е. И. В. и выселиться из гор в степи на удоб­ное место... А он, архимандрит Пахомий, с бра­тией при том со своей стороны представляет, что такое их, осетинцов, намерение к распространению православия весьма способно, ибо, когда они из гор выселятся, и будут жить обще, то вскоре их, окрестить и в том утвердить можно, а потом их. и ближе к России переселять будет легче, а коман­диром бы определить к ним, находящегося в Киз­ляре генерала майора князь Эль-Мурзы Черкас­ского сына, Девлет-Гирея Черкасского». Архиман­дриту Пахомию удалось снарядить в Петербург посольство, состоящее из осетинских феодалов для переговоров о переходе осетинской феодально-родовой верхушки под покровительство царской России. О том, что в составе посольства были представители эксплуататорской верхушки населе­ния говорят такие факты: «Зураб Егорович Эльканов (член посольства) «послушных» (зависимых); имел 3 тыс. человек. Елисей Лукич Хатагов «пос­лушных» имел до 2 тыс. человек. Мурза Курат имел также 1500 человек «послушных». (Гарданов Б., там же).  

 

В прошении осетинских старшин кизлярскому коменданту Потапову от 10 марта 1766 года говорится, что они, старшины, христианское учение «с великой радостью приняли» и что несколько «старшин и подбой народ наш святым крещением просветились». Как видим, феодально-родовая вер­хушка не только сама принимала христианство, но принуждала это делать своих рабов и крепост­ных—«подлый народ». «Царское правительство щедро награждало своих верных помощников. Старшинам раздавались земли, деньги, чины, ор­дена. Алдар Курман Кубатиев, крестившийся в Херсоне в 1781 году, был произведен после кре­щения в секунд-майоры, его восприемницей была сама Екатерина II. Айтек Туганов и Петр Цаликов за переход в христианство были произведены в капитаны; Соломон Гуриев и Кайтук Дударов —- в поручики.  

 

Верхушка осетинского населения отдавала своих детей в русские церковные школы, где подготовля­лись новые кадры попов, дьяконов и т. п. тунеяд­цев.  

 

Перед первой турецкой войной, при Екатерине II, царизм делает новый шаг для завоевания Осетии и установления связи с Закавказьем. В 1763 году был заложен город Моздок, который вскоре становится центром колонизаторской деятельности царизма. В 1764 году в Моздоке была создана церковная школа, в которой обучались только старшинские дети. Местное начальство должно было выяснить «подлинно ли они старшинские дети и подлинно ли их отцы знатные в своих местах. Много ли у себя имеют подвластных народов или собственных кре­стьян». (См. Скитский, Б. В. «Роль православия в колониальной политике царизма»).  

 

Горцев (по преимуществу осетин и ингушей), при­нявших христианство, царское правительство при­зывало переселиться в район города Моздока, что­бы создать заслон против Кабарды, подготовить ее захват. Но сколько-нибудь заметных результатов эти попытки не дали. Горцы не желали доброволь­но креститься и быть орудием в руках царизма. Царские власти надеялись, что «осетины, будучи в горах стеснены, во всем недостаточны и от сосед­ства своего напаствуемы, будут переходить множе­ством на Моздок по недальнему расстоянию». Но вынуждены были признать «сего однако же вопре­ки самого верного ожидания не воспоследовало».  

 

Попы и монахи не только распространяли хри­стианство в Осетии, отупляли народ религиозным дурманом, но и были разведчиками и шпионами царского правительства. Они доносили последнему с внутреннем состоянии Осетии, о ее естественных горно-рудных богатствах. В результате этих доно­сов в Осетию была снаряжена в 1768 году геолого­разведочная экспедиция под руководством «рудознаца» (специалиста по горному делу) Степана Вонявина. Перед экспедицией также были поставлены и шпионские цели. Вонявин должен был выяснить характер кабардино-осетинских отношений, взаимо­отношений между самими осетинами и возможность переселения горцев в район города Моздока и т. п.  

 

Вонявин писал: «Между приискиваниями же мною показанных металлов, уведомился я от осетинцов, которые довольно из'являли свое желание, что они давно желают, по склонности своей к хри­стианскому закону, быть под протекциею россий­ского двора, и чтоб оных вывесть на степь под­ле осетинских Кавказских гор Малой Кабарды. И их осетинцов числом будет около 10 тыс. человек И притом никому не зависящих».  

 

Вонявин открыл серебряные, свинцовые руды, нефть, составил карту местности и даже выдвинул проект постройки 2 «плавильных» заводов на бере­гах рек Фиаг-Дона и Ардона. Для обеспечения ра­бочей силой этих заводов он предлагал переселить в район расположения заводов ингушей и осетин. Проект Вонявииа был принят к сведению, но его осуществление было отложено до «щастливой» войны с Турцией, ибо турецкое влияние на Север­ном Кавказе еще не было сломлено и царское пра­вительство опасалось протеста Турции.  

 

В разведывании рудных месторождений указан­ной экспедиции осетинские старшины ей деятельно помогали.  

 

В 1771 году была направлена вторая геолого­разведочная экспедиция, которая обследовала Куртатинское и Алагирское ущелья. Все эти факты го­ворят, что царское правительство, ставя целью завоевание Осетии, преследовало не только стра­тегические, но и экономические, интересы.  

 

Великодержавные и националистические историки всячески старались замазать экономическую заинтересованность в завоевании Осетии с целью затушевывания и закрепления колониального гнета ее трудящихся масс царизмом.  

 

Переломным моментом в завоевании Осетии и Северного Кавказа была турецкая война в 1768-74 годах. По Кучук-Кайнарджийскому договору 1774 года, которым заканчивается эта война, Большая и Малая Кабарда были присоединены к царской России. Белградский мирный договор был аннулирован, это давало возможность царизму открыто приступить к завоеванию Осетии.  

 

Теперь царские власти считали Осетию несвободной, не назависимой, как раньше, а вассальной по отношению к Кабарде и поэтому-же она вместе с последней стала владением царской России. Астраханский губернатор Петр Кречетников писал Екатерине II: «По заключению славнаго нынешнего мира Большая и Малая Кабарды осталися в точном подданстве Вашего И.В. А как последняя из них осетинский народ, у коих те руды найдены, почитают своими подвластными, то и оный с ней соединенный надлежит к здешней стороне». (См. Кокиев Г. указ. работу).  

 

Но одно дело на бумаге признать Осетию принадлежащей России, а другое осуществить это в жизни. Прошло еще больше половины века, прежде чем царизму удалось окончательно сломать сопротивление осетинского народа и превратить его в объект феодальной эксплуатации.  

 

За годы, прошедшие со времени заключения Бел­градского мирного договора до Кучук-Кайнарджийского мира, царизм провел подготовку к захвату Осетии. Лазутчики в рясах узнали внутреннюю жизнь народа. Был установлен контакт с феодально-родовой верхушкой, была продолжена до Моздока кордонная линия по Тереку. Карты «рудознаца» Вонявина имели не только экономическое, но и воен­ное значение, ибо царское правительство использо­вало их для посылки военных экспедиций в Осетию.  

 

После заключения Кучук-Кайнарджийского мир­ного договора кордонная линия была- продолжена дальше, до реки Кубани. В 1777 году были зало­жены—Георгиевск, Екатериноград, Ставрополь. Та­ким образом, с севера была создана сплошная ли­ния укреплений по линии рек Терека и Кубани.  

 

Став прочной ногой на Кубани, царизм имел воз­можность усилить свое наступление на кавказские народы. Недаром бессмертный поэт осетинского на­рода Коста Хетагуров в своем знаменитом произве­дении «Плачущая скала» писал:  

 

Везде гнетущую тревогу  

Вселяла весть о том, что враг  

Поставил за Кубанью ногу  

И силится пробить дорогу  

К Дариалу в девственных лесах.  


 продолжение во второй части

   

ВИКТОРОВ И.Г.  

СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ. Политико-экономический очерк Северо-Осетинской АССР.  

Гос. изд. Северо-Осетинской АССР, Орджоникидзе 1939

 Источник 
 

Очерк — это полухудожественный полудокументальный жанр, в котором описываются реальные события и реальные люди.
Коран - Священная Книга Аллаха.

Хазби Аликов народный герой. Карательные экспедиции. Русско-Кавказская война. Осетия и осетины.

АЛЫККАТЫ (АЛИКОВ) ХАЗБИ  

Предводитель жителей с.Кобан в кровавой битве против карательной экспедиции генерала Абхазова в 1831 году. Погиб как герой, защищая интересы своего народа и честь осетина-горца.  

Долгое время, при социализме, Хазби был отнесён к буржуазно-националистическим личностям того времени. Под запретом оказалось любое упоминание о нём. Были также запрещены одноимённая трагедия Е.Бритаева и народная песня, сложенная об этом герое. 

Но времена меняются, и сегодня мы воздаём должное, оценивая бесстрашие и героизм Хазби Алыккаты. 

 

 

 Песня о Хазби Аликове в исполнении Калци Кусаева и хора  

 

О событиях тех лет:  

 

КАРАТЕЛЬНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ ГЕНЕРАЛА АБХАЗОВА  

 

Миротворческие усилия Осетии. События в Южной Осетии вызвали тревогу среди горцев Северного Кавказа. В состоянии военно-политической напряженности находилась Северная Осетия. Здесь хорошо понимали, что после Южной Осетии российское командование может направить свои войска на северные склоны Кавказского хребта. Из Северной Осетии к генералу Ренненкампфу была отправлена специальная делегация, предложившая российской администрации переговоры с обсуждением вопросов о российско-осетинских отношениях. Депутация подтвердила приверженность осетин договоренностям 1774 г. о присоединении Осетии к России. Она также просила Ренненкампфа приостановить военные действия в Осетии, способные подорвать доверие к России. 

Ренненкампф одобрил миротворческую миссию, с которой прибыла к нему депутация из Северной Осетии. За внешней учтивостью генерала, однако, скрывалось коварство, которое часто отличало российских офицеров, действовавших на Кавказе. Якобы для того, чтобы убедиться в политической надежности осетин, Ренненкампф предложил направить в Северную Осетию капитана Ковалевского. Поверив генералу, осетинская депутация согласилась на поездку его представителя. В Северной Осетии Ковалевский был встречен доброжелательно. С его приездом связывали надежду на сохранение мира. На самом же деле российский офицер имел поручение от графа И.Ф.Паскевича и генерала Ренненкампфа собрать дополнительные сведения, необходимые для вооруженного вторжения в Северную Осетию. 

Капитан Ковалевский представил доклад о выполнении секретного поручения и подтвердил, что Северная Осетия вполне благонадежна для России. «Лично удостоверился, — писал Ковалевский, — в чистоте их (осетин. — Ред.) расположения к русским». И.Ф.Паскевич и сам не сомневался в союзническом отношении Северной Осетии к России. Сообщая об этом в Петербург, он указывал на готовность Северной Осетии подтвердить верность России и свое согласие на назначение «к ним кого-либо из военных чиновников, обязуясь выстроить ему приличное помещение и давать от себя содержание, какое будет назначено правительством». 

Но в планы правительства не входило мирное утверждение российской администрации. Оно настаивало на насильственном внедрении российского административного режима. Планировалось и другое: карательная экспедиция должна была депортировать осетин из горных ущелий. 

Еще недавно горцы сами с охотой переселялись в предгорную зону Северного Кавказа. Однако массовое переселение, состоявшееся в 20-х гг. XIX в., а также резкое сокращение численности населения из-за обрушившихся на горцев эпидемий, сняло остроту вопроса о перенаселенности для горных обществ. Оставшиеся жить в горах не желали покидать насиженных мест. Российская администрация, напротив, настаивала на дальнейшем переселении осетин с гор на равнину. Она рассматривала горы как удобное для жителей убежище, позволявшее им сохранять свободу и независимость, что в значительной мере затрудняло создание здесь управленческого аппарата. 

Военные действия под командованием Абхазова. Летом 1830 г. к Владикавказу стягивались войска, которым предстояло совершить вооруженное вторжение сначала в Ингушетию, а затем в Северную Осетию. Сюда прибыли два батальона Севастопольского пехотного полка, две роты из Кавказских линейных батальонов, две сотни конных казаков. Во Владикавказ подтянули также восемь пушек (4 «горных единорога» и 4 мортиры), а для взрыва башен и жилых каменных строений был создан отдельный отряд. 

Хорошо вооруженный отряд российского командования возглавил генерал И.Н.Абхазов, грузин по происхождению, близкий к графу И.Ф.Паскевичу офицер. Военным операциям в Ингушетии и Северной Осетии придавали особое значение. За их ходом пристально следил Николай I, требовавший от командования на Кавказе строгого выполнения плана карательной экспедиции. 

Военные действия начались в Ингушетии. Генералу Абхазову было приказано держать под большим секретом его поход в Северную Осетию, который должен был состояться вслед за карательными акциями в Ингушетии. 

Но в Осетии знали о предстоящем вооруженном вторжении российских войск и готовились к этому. Часть горцев уходила в горы, в недоступные для войск места, другая часть укрепляла подступы к селам, а наиболее влиятельные старшины выехали во Владикавказ для переговоров с Абхазовым. В Осетии были согласны не только на утверждение здесь российской администрации, но и на переселение на равнинные земли, как того требовало командование. Главным для Осетии было недопущение вооруженного конфликта с российскими войсками, в которых уже служили многие осетины. 

Абхазов больше опасался союза ингушей с осетинами и их совместных действий против его отряда. Чтобы не допустить военно-политического объединения двух народов, он пригласил к себе во Владикавказ тагаурских старшин и объявил им о карательной экспедиции в Ингушетию. Абхазов не скрывал, что после Ингушетии его экпедиция направится в Осетию. Однако он заверил осетинских старшин, что в Осетии он не намерен проводить военных операций. Представители Тагаурии не поверили заверениям Абхазова, они пожелали иметь в составе его экспедиции своих наблюдателей. Старшины надеялись, что послав наблюдателей в отряд Абхазова, они узнают о его истинных намерениях. 

Абхазов согласился с просьбой осетинской делегации, большая часть которой, в том числе и офицер Азо Шанаев, отправилась в качестве наблюдателей вместе с карательной экспедицией в Ингушетию. Другая группа делегатов вместе с Бесланом Шанаевым вернулась в Осетию. Она взяла на себя организацию обороны на случай, если российские войска будут проводить в Осетии карательные меры. 

Укрепив свои силы еще двумя линейными батальонами, 8 июля 1830 г. Абхазов вторгся в Ингушетию, в ее западную часть, где находились как ингушские, так и осетинские села (Даллагкау, Калмыкау, Уаллагкау и др.). Сожжение нескольких населенных пунктов и избиение насмерть шпицрутенами оказавших сопротивление ингушей заставили представителей Ингушетии явиться к Абхазову — «просить пощады и с изъявлением предаться воле правительства». 

После Ингушетии Абхазов, пополнив боеприпасы и продовольствие отряда, предполагал двинуться на Осетию. Но, узнав о том, что военный отряд осетин численностью в 2500 повстанцев занял оборону на подступах к Тагаурскому обществу, он вернулся во Владикавказ. Это было серьезным отклонением от плана покорения Осетии, утвержденного Николаем I. Император потребовал объяснения от графа И.Ф.Паскеви-ча и генерала Абхазова. Оба сослались на усталость войск, которым якобы пришлось потратить немало времени и сил в боях в Ингушетии. 

Увеличив свой отряд бригадой генерала Бихмана, прибывшего из Грузии, и тремя ротами, 26 июля Абхазов вторгся в Осетию. Южную Осетию вплоть до Нара блокировал генерал Ренненкампф, в задачу которого входило лишить Северную Осетию возможной военной помощи с юга. Против Абхазова, двигавшегося в Осетию со стороны Ларса по Су-аргомскому перевалу, действовало ополчение, состоявшее в основном из тагаурцев. К ним на помощь пришли также боевики из Куртатинского и Алагирского обществ. Вскоре куртатинский отряд вынужден был покинуть ополчение. Ему стало известно, что один из отрядов генерала Абхазова проник в Куртатинское ущелье по бассейну р.Фиагдон. 

Основные бои произошли на Суаргомском перевале. Несмотря на неравенство сил и превосходство российских войск в вооружении, ополчение нанесло чувствительные удары по экспедиции Абхазова. Трехдневные бои шли с явным перевесом сил осетинских ополченцев. Недостаток боеприпасов, усталость людей, ряды которых не пополнялись свежими силами, играли на руку Абхазову. Ему удалось перейти через Суаргом, занять селения Саниба, Кани и вступить в Даргавс — центр Тагаурского общества. Упорное сопротивление продолжали оказывать Абхазову села Ганал и Хуссар-Ламардон. Российские войска дотла разрушили эти села и сожгли их посевы. С такой же жестокостью они расправились с селом Кобан, хотя его жители вели себя мирно. 

Из Даргавса Абхазов часть своего отряда под командованием офицера Плотникова и группу взрывников, возглавляемую генералом И.Бларам-бергом, направил в Куртатинское ущелье. За сопротивление, оказанное российским войскам, куртатинцы подверглись жестокой экзекуции. Села Барзикау, Лац, Хидикус, Уаласых — всего 10 населенных пунктов — были сожжены и разрушены. Отряд Плотникова уничтожил весь хлеб. Оставшимся без крова и продовольствия жителям Плотников предложил явиться в Даргавс и принять присягу верности российскому императору. 

Итоги карательных мер в Северной Осетии. 4 августа 1830 г. генерал Абхазов собрал жителей близлежащих сел, а также представителей осетинских обществ, и зачитал им свое «Объявление». В нем он обвинил осетинский народ в «вероломстве» — так расценивалось сопротивление народа вооруженному насилию, граничившему с геноцидом. 

Как наказание за «вероломство» осетинское крестьянство отныне облагалось российским государством податью. Абхазов объявил также о репрессивных мерах в отношении лиц, выступивших в качестве лидеров осетинского сопротивления. Бита Канукова, Бозрука и Дзанхота Мамсуровых, Кургока Карсанова, Хамурзу Тулатова, Беслана Шанаева с семьей и сыновьями обвинили в государственных преступлениях и сослали в Сибирь. Имущество их было конфисковано. Офицер Азо Шанаев был предан военному трибуналу. 

В «Объявлении» Абхазова главное место отводилось установлению в Осетии российской администрации. Как в Южной Осетии и Ингушетии, в Северной Осетии вводилось приставство. Оно рассматривалось Петербургом и командованием на Кавказе как наиболее гибкая и централизованная форма административного управления. Главным приставом Северной Осетии и Ингушетии назначался хорунжий Константинов. В его ведении находились четыре помощника из числа осетинских алдаров, верно служивших российскому правительству: поручик Эльмурза Дударов был помощником пристава в Куртатинском ущелье, прапорщик Сафа Тулатов – в горной Тагаурии, прапорщик Ваза (Уари) Тулатов — в равнинной Тагаурии, поручик Таусултан Дударов был определен управляющим в Ингушетии. 

В Осетии для осетин и ингушей учреждался Окружной суд. Он состоял из председателя (его обязанности исполнял владикавказский комендант), двух гражданских чиновников и двух представителей от народа с правом совещательного голоса. 

Николай I остался доволен карательными экспедициями Ренненкамп-фа и Абхазова. Своих генералов он наградил орденами Анны I степени. 

Население Осетии не признавало новой администрации. Оно открыто проявляло свое гражданское неповиновение. В конце октября — начале декабря 1830 г. И.Ф.Паскевич сообщал в Петербург о том, что осетинский народ не подчиняется распоряжениям местного начальства. Он был убежден, что в Осетии зреет всенародное выступление. Чтобы предотвратить его, И.Ф.Паскевич решил вновь направить в Осетию генерала Абхазова. Зимнее время — не самое подходящее для проведения военной экспедиции в горных условиях, поэтому Абхазов взялся устроить «примерную» экзекуцию над одним из осетинских сел. Выбор пал на Кобан. Стянув сюда большие воинские силы, Абхазов обрушился на мирное и незащищенное село. Оставив после себя пылающий Кобан, он под конвоем вывел жителей села в открытое поле близ Ардонского хутора. Здесь кобанцы вырыли землянки и поселились в них. Большинство переселенцев погибло в ту же зиму. Сообщая об этой бесчеловечной акции военному министру Чернышеву, который в свою очередь передал сообщение императору Николаю I, главнокомандующий И.Ф.Паскевич цинично заявил, что кобанцы «без всякой обиды выведены с имуществом из домов». 

Карательная экспедиция в Дигорское общество состоялась годом позже. Ее возглавил генерал Горихвостов. Прибыв в середине ноября 1831 г. в Дигорское общество, генерал Горихвостов принял присягу верности от баделиат Асланбека Абисалова, Бади Битуева и Карабугаевых. У них были взяты аманаты. Не приняли присягу и не выдали аманатов Бекмурза Кубатиев со своими братьями и Тугановы. Генерал Горихвостов намеревался разрушить их аулы, но не решился из-за выпавшего снега и малочисленности своего отряда. 

Экспедицией в Дигорское общество завершилось военно-политическое покорение Осетии. В осетинских обществах был установлен политико-административный режим, соответствовавший природе российского самодержавия. По словам Коста Хетагурова, этот режим «с первых же шагов пошел вразрез с духовно-социальным строем туземцев, во всех его разнообразных проявлениях, — до самых пустых мелочей включительно». 

 

М.Блиев, Р.Тотров. ИСТОРИЯ ОСЕТИИ  

 

 

БОРЬБА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ  

 

Значение Осетии в завоевании Кавказа прекрасно понимали царские власти. Наместник Кавказа барон Розен писал графу Чернышеву: «Один взгляд на карту удостоверяет, что земля осетинская во многих отношениях заслуживает особого внимания правительства. Прочное владычество наше в Осетии решительно разрежет хребет гор Кавказских на две части...» Поэтому в 1830 году царизмом предпринимаются решительные меры для завоевания Южной и Северной Осетии... 

После окончания войны с турками Паскевич поручил генералу Стрекалову немедленно открыть экспедицию против осетин. Было решено направить для завоевания Осетии две военных экспедиции «как для наказания буйных осетинских племен, так и для проведения народа сего к положительной присяге на верноподданство государю императору и внедрения того порядка, который приличен стране, находящейся под великою державой всероссийского монарха». В Северную Осетию был направлен отряд под начальством генерала Абхазова, а в Южную — Ренненкампфа. Ренненкампфу был дан такой приказ: «Кои будут защищаться в своих селениях, обняв со всех сторон, истребить, давая пощаду покоряющимся и забирая в плен с женами и детьми. Жилища же их разорять в пример и страх другим»... 

Только народ, широкие массы крестьянства беззаветно боролись за свою родную страну... Даже писатели-монархисты отмечали, что осетины «считали лучше умереть..., чем покориться». Царским войскам каждый шаг территории Осетии приходилось брать с боем. Каждый выступ был превращен в засаду, каждая скала — в крепость... 

В донесении гр. Чернышеву Паскевич описывает борьбу во время осады башни селения Колы в Южной Осетии: «Осетины, бросаясь с неимоверной яростью на солдат, хотели открыть себе путь оружием, но были подняты на штыки и только один из них взят в плен, все же оставшиеся в крепости, пренебрегая жизнью, сгорели посреди стен»... 

Абхазов и Ренненкампф опустошили Южную и Северную Осетию. Князь Абхазов доносил военному министру графу Чернышеву: жители селения Генал «не согласились сойти с гор; я велел истребить их хлеба и сжечь селения». «Деревни Барзикау, Лац, Хидикус и Валасих были преданы огню». «Жилища Карсановых в селении Ламардон были преданы огню, башни их взорваны на воздух, стада их отбиты нашими стрелками». «Селение Верхнее Чми было сожжено и уничтожено». Так эпически спокойно докладывал о своих злодеяниях князь Абхазов... В заключение своего доклада Абхазов хвастливо писал: «Правительство имеет все средства к совершенному истреблению и покорению сих горцев, которых до сего времени считали непобедимыми». Для обеспечения движения по Военно-Грузинской дороге князь Абхазов предлагает «истребить хлеба и дома» горцев, живущих по ее обеим сторонам. Царское правительство, благодарное Абхазову и Ренненкампфу за разгром Осетии, дало им по ордену св. Анны. Разгром Осетии был настолько ужасен, что монархист Чудинов писал: «За пределами событий 1830 года у осетин больше нет истории»... 

После разгрома Осетии руководители движения Беслан Шанаев, Аза Шанаев, Бата Кануков и другие были казнены. Имущество их было конфисковано. Многие были сосланы в Сибирь... 

Несмотря на разгром, осетинский народ снова готовил новое всеобщее восстание в 1831 году. Царские власти сумели предупредить восстание. Паскевич запретил продажу горцам пороха, свинца и дал приказ князю Абхазову сжечь аулы Кобани, где уже началось восстание, а жителей переселить на плоскость... 

Осенью 1838 года было крупное восстание в Мамисонском, Зарамагском, Нарском, Алагирском ущельях... Центром восстания было Алагирское ущелье. Восстание было подавлено... 

В 1840 году снова вспыхнуло восстание в Южной Осетии по ущельям: Мзивскому, Чесельтскому, Кошкинскому, Маграндвалетскому и другим. Восстание было подавлено полковником Андронниковым. 

В 1841 году в Южной Осетии вновь вспыхнуло восстание. Отряд князя Эристова, посланный на подавление восстания, был разбит. После этого против восставших был послан тот же полковник Андронников. 

Царские войска осадили повстанцев в крепости Багиат, где они заперлись вместе с семьями. Осажденным предложено было сдаться или выдать хотя бы женщин и детей, на это повстанцы ответили, что «они давно себя обрекли на смерть и назначили эти башни своей могилой, семейства же лучше погибнут вместе с ними, чем достанутся в руки врагов». После этого башни были взорваны на воздух, похоронив под своими обломками сотни женщин и детей, с их мужьями и отцами. 

 

И. Г. ВИКТОРОВ. “Северная Осетия”, (Политико-экономический очерк). Орджоникидзе, 1939 год.

 Источник


Коран - Священная Книга Аллаха.

Красивое чтение Священного Корана. Читает Мансур Элесханов, с.Кизляр, Северная Осетия.

Оригинал взят у mechetiosetii в Красивое чтение Священного Корана. Читает Мансур Элесханов, с.Кизляр, Северная Осетия.

Сура(30) «ар-Рум» («Римляне»),Аяты 17-26





(17) فَسُبْحَانَ اللَّهِ حِينَ تُمْسُونَ وَحِينَ تُصْبِحُونَ
(18) وَلَهُ الْحَمْدُ فِي السَّمَاوَاتِ وَالْأَرْضِ وَعَشِيًّا وَحِينَ تُظْهِرُونَ

(17) Славьте же Аллаха, когда для вас наступает вечер и когда наступает утро!

(18) Ему надлежит хвала на небесах и на земле. Славьте Его после полудня и в полдень!

Всевышний поведал о том, что Он лишен всяких пороков и недостатков. Ни одно творение не достойно того, чтобы его приравнивали к Господу. И поэтому рабы Всевышнего обязаны славить своего Господа по утрам и вечерам, а также в полдень и среди ночи. В этих аятах речь идет о временах пяти обязательных намазов, когда рабы Аллаха славят и восхваляют Всевышнего. Эти восхваления могут быть как обязательными предписаниями, подобно пяти обязательным намазам, так и необязательными, подобно поминаниям Аллаха по утрам и вечерам, а также после обязательных и желательных намазов. Мусульмане должны выполнять эти предписания, потому что пять времен, отведенных Аллахом для обязательных намазов, являются наилучшими часами в сутках. А это значит, что восхваление Аллаха и поклонение Ему в эти часы лучше, чем в любое другое время. Это относится даже к тем обрядам поклонения, которые не сопровождаются восхвалением Господа, ибо если человек искренне поклоняется своему Господу, то он своими поступками свидетельствует о том, что Всевышний Аллах лишен любых недостатков и что ни одно творение не заслуживает поклонения и искреннего служения наряду с Аллахом.

(19)يُخْرِجُ الْحَيَّ مِنَ الْمَيِّتِ وَيُخْرِجُ الْمَيِّتَ مِنَ الْحَيِّ وَيُحْيِي الْأَرْضَ بَعْدَ مَوْتِهَا وَكَذَلِكَ تُخْرَجُونَ
(19) Он выводит живое из мертвого и выводит мертвое из живого. Он оживляет землю после ее смерти, и таким же образом вы будете выведены из могил.

 Всевышний превращает бесплодную землю в цветущий сад, зерно – в колос, семя – в дерево, яйцо – в курицу, а неверующего – в правоверного. А когда Он пожелает, то превращает одно в другое в обратном порядке. Он ниспосылает дождь на безжизненную землю, после чего она приходит в движение, набухает и покрывается удивительными растениями. Таким же образом люди будут выведены из могил. Это – неопровержимое доказательство и убедительное свидетельство того, что Господь, который оживляет землю после смерти, непременно воскресит усопших людей. Если разумный человек призадумается над этими двумя явлениями, то не найдет между ними существенного различия и не станет отрицать одно из них, будучи свидетелем другого.

В следующих аятах Всевышний Аллах перечислил множество знамений, свидетельствующих о том, что Он является единственным достойным поклонения божеством, величие которого совершенно, воля – неизменна, могущество – велико, деяния – прекрасны, а милосердие и добродетель – безграничны. Всевышний сказал:

(20) وَمِنْ آيَاتِهِ أَنْ خَلَقَكُم مِّن تُرَابٍ ثُمَّ إِذَا أَنتُم بَشَرٌ تَنتَشِرُونَ
(20) Среди Его знамений – то, что Он сотворил вас из земли. После этого вы стали родом человеческим и расселяетесь.

Вначале Всемогущий Аллах сотворил из праха прародителя всего человечества – Адама. А затем Аллах расселил людей по свету и поселил их в самых разных уголках земли. Все это свидетельствует о том, что Господь, который сотворил род человеческий из одного прародителя и расселил его по всему свету, является единственным достойным поклонения божеством. Этот достославный, милосердный и любящий Властелин непременно воскресит людей после смерти. Среди Его знамений есть такие, которые свидетельствуют о Его безграничном милосердии, заботливом отношении к Своим рабам, превеликой мудрости и всеобъемлющем знании. Об одном из таких знамений Всевышний Аллах сказал:

(21) وَ من آيَاتِهِ أَنْ خَلَقَ لَكُم مِّنْ أَنفُسِكُمْ أَزْوَاجًا لِّتَسْكُنُوا إِلَيْهَا وَجَعَلَ بَيْنَكُم مَّوَدَّةً وَرَحْمَةً إِنَّ فِي ذَلِكَ لَآيَاتٍ لِّقَوْمٍ يَتَفَكَّرُونَ 

(21) Среди Его знамений – то, что Он сотворил из вас самих жен для вас, чтобы вы находили в них успокоение,и установил между вами любовь и милосердие.
Воистину, в этом – знамения для людей размышляющих.
Мужчины и женщины имеют много общего и идеально подходят друг другу. А благодаря бракосочетанию между ними зарождаются любовь и милосердие. Супруги получают удовольствие от общения и близости и находят успокоение друг в друге. Впоследствии они рожают детей и дают им воспитание, из чего извлекают огромную пользу. И, как правило, любовь и милосердие, которые связывают супругов, никогда не проявляются столь ярко между другими людьми. Воистину, во всем этом – знамения для людей, которые задумываются над знамениями Аллаха и последовательно размышляют над происходящим вокруг.

(22) وَمِنْ آيَاتِهِ خَلْقُ السَّمَاوَاتِ وَالْأَرْضِ وَاخْتِلَافُ أَلْسِنَتِكُمْ وَأَلْوَانِكُمْ إِنَّ فِي ذَلِكَ لَآيَاتٍ لِّلْعَالِمِينَ
(22) Среди Его знамений – сотворение небес и земли и различие ваших языков и цветов. Воистину, в этом – знамения для обладающих знанием.


Люди, которые обладают знанием, извлекают пользу из назидательных уроков и постигают смысл Божьих знамений. Подобных знамений очень много, и одним из них является сотворение небес и земли, а также всего, что находится в них. Огромные размеры этих творений свидетельствуют о великом господстве и безграничном могуществе Аллаха, а совершенство, которым проникнута вселенная, подчеркивает абсолютную мудрость и безграничное знание Господа. И это справедливо, потому что Творец непременно должен знать то, что Он создает. Вот почему Всевышний Аллах сказал:

أَلَا يَعْلَمُ مَنْ خَلَقَ وَهُوَ اللَّطِيفُ الْخَبِيرُ
 «Неужели этого не будет знать Тот, Кто сотворил» (67:14).
Бесчисленные блага, сокрытые во вселенной, свидетельствуют о милости и великодушии Господа, а особенности и преимущества, которыми Он наделил некоторые из своих творений, свидетельствуют о том, что Он обладает волей и вправе избирать, кого и что пожелает. Он один сотворил все сущее, и это значит, что только Он заслуживает поклонения своих творений. Все это – логические доводы и аргументы, которые Всевышний Аллах упомянул для того, чтобы люди задумались над ними и сделали для себя полезные выводы.

Еще одним из таких доводов является разнообразие языков и цветов кожи. Человеческий род велик, но все люди являются потомками одного человека и обладают схожим голосовым аппаратом. И несмотря на это невозможно найти двух людей с абсолютно одинаковыми голосами и абсолютно одинаковым цветом кожи. Как бы не были похожи голоса или оттенки цветов, между ними всегда можно обнаружить некоторые различия. Воистину, в этом заключаются знамения, которые свидетельствуют о совершенном могуществе и непреклонной воле Аллаха. Но вместе с тем они свидетельствуют о Его милости и заботе о своих творениях. Господь сотворил подобное разнообразие для того, чтобы люди отличались друг от друга и не запутывались. А в противном случае человечество лишилось бы великих благ и возможностей.


(23) وَمِنْ آيَاتِهِ مَنَامُكُم بِاللَّيْلِ وَالنَّهَارِ وَابْتِغَاؤُكُم مِّن فَضْلِهِ إِنَّ فِي ذَلِكَ لَآيَاتٍ لِّقَوْمٍ يَسْمَعُونَ
(23). Среди Его знамений – ваш ночной и дневной сон и ваши поиски Его милости. Воистину, в этом – знамения для людей слышащих.


Эти знамения способны узреть люди, которые прислушиваются к назиданиям, размышляют над смыслом происходящего и задумываются над Божьими знамениями. Сотворение дня и ночи свидетельствует о милости Всевышнего Аллаха, который также сказал:

وَمِن رَّحْمَتِهِ جَعَلَ لَكُمُ اللَّيْلَ وَالنَّهَارَ لِتَسْكُنُوا فِيهِ وَلِتَبْتَغُوا مِن فَضْلِهِ وَلَعَلَّكُمْ تَشْكُرُونَ 
«По Своей милости Он сот­ворил для вас ночь и день, чтобы вы отдыхали во время нее и искали Его милость, – быть может, вы будете благодарны»
 (28:73).
Наряду с этим чередование дня и ночи свидетельствует о мудрости Господа, который предписал своим творениям одну часть суток отдыхать и собираться с силами, а другую часть – трудиться ради усовершенствования собственной веры и улучшения своего благосостояния. Это было бы невозможно, если бы день и ночь не сменяли друг друга. А поскольку такой порядок во вселенной был установлен одним Аллахом, то и поклонения заслуживает только Он один.


(24) و من آيَاتِهِ يُرِيكُمُ الْبَرْقَ خَوْفًا وَطَمَعًا وَيُنَزِّلُ مِنَ السَّمَاء مَاء فَيُحْيِي بِهِ الْأَرْضَ بَعْدَ مَوْتِهَا إِنَّ فِي ذَلِكَ لَآيَاتٍ لِّقَوْمٍ يَعْقِلُونَ 
(24). Среди Его знамений – то, что Он показывает вам молнию, чтобы вызвать у вас страх и надежду, а также ниспосылает с неба воду и оживляет ею землю после ее смерти. Воистину, в этом – знамения для людей разумеющих.

Еще одним из знамений является дождь, живительная влага которого пробуждает землю и людей. А предвестниками этого знамения являются гром и молния, которые вызывают у людей страх и надежду. Все это свидетельствует о безграничном милосердии, всеобъемлющем знании, совершенных возможностях и абсолютной мудрости Всевышнего Аллаха, который непременно воскресит усопших людей подобно тому, как Он оживляет иссохшую землю. Однако уразуметь эти знамения могут только те, кто обладает здравым рассудком. Они задумываются над тем, что им приходится видеть и слышать. Они запоминают происходящее вокруг и делают из этого правильные выводы.


(25) و منْ آيَاتِهِ أَن تَقُومَ السَّمَاء وَالْأَرْضُ بِأَمْرِهِ ثُمَّ إِذَا دَعَاكُمْ دَعْوَةً مِّنَ الْأَرْضِ إِذَا أَنتُمْ تَخْرُجُون

(25). Среди Его знамений – то, что небо и земля держатся по Его воле. Потом Он позовет вас всего один раз, и вы выйдете из могил.


Одним из величайших знамений Господа также является сотворение небес и земли, которые держатся по Его воле и не содрогаются. Небеса не обрушиваются на землю, и происходит это только благодаря безграничному могуществу Аллаха. И если этот Всемогущий Властелин всего один раз повелит своим творениям воскреснуть, все они непременно выйдут из своих могил. Поэтому одно из коранических откровений гласит:

لَخَلْقُ السَّمَاوَاتِ وَالْأَرْضِ أَكْبَرُ مِنْ خَلْقِ النَّاسِ وَلَكِنَّ أَكْثَرَ النَّاسِ لَا يَعْلَمُونَ 
«Воистину, сотворение небес и земли есть нечто более великое, чем сотворение людей»
 (40:57).


(26) وَلَهُ مَن فِي السَّمَاوَاتِ وَالْأَرْضِ كُلٌّ لَّهُ قَانِتُونَ
(26). Ему принадлежат те, кто на небесах и на земле. Все они покорны Ему.

Все творения и существа подвластны одному Господу, который не имеет соперников и не нуждается в помощниках. Все сущее покорно Его величию и смиренно пред Его совершенством.


Коран - Священная Книга Аллаха.

Переселенцы - Мухаджиры, рахимахьумуЛлахьу Та‘аля.

Пророк Мухаммад, да благословит его Аллахь и приветствует,обращаясь к  'Амру ибн аль-'Асу, да будет доволен им Аллах, который пришёл к нему чтобы объявить о принятии им Ислама, сказал: «Разве ты не знаешь, о 'Амр, что принятие Ислама уничтожает всё,что было до него,что переселение на пути Аллаха (Хиджра), уничтожает всё,что было до неё,и большое паломничество(Хадж) уничтожает всё,что было до него?»
Муслим 21.

В 1865 г. в Турцию переселилось, даже по заниженным официальным данным, 22 тысячи чеченцев и около 3-5 тысяч ингушей (в основном орстхоевцев). В целом за период с 1858 по 1865 гг. с Северного Кавказа переселилось (по официальным данным) более полумиллиона горцев, в основном представителей адыгских народов (около 470 тыс. человек). 
Сделано это все было не руками покаявшегося, бывшего российского генерала Мусы Кундухова, рахимахьуЛлахьу, а коллониальной системой того времени. (более подробно о нем здесь и здесь).  Россия избавлялась от Мусульман-Кавказцев, которые в свою очередь избавлялись от России и от службы ей, Турция получала дополнительный буфер, между ней и Россией,а также новые силы.
В «Правилах для следования чеченцев из пределов Терской области до сухопутной турецкой границы» говорится: «...Переселенцы двигаются партиями в 150 семейств и 690 голов рабочего скота (каждой семье дозволено иметь две пароволовые арбы и на каждую партию (150 семей) — 90 голов запасного скота). Каждую партию сопровождает офицер с 10-ю конвойными. Интервал между партиями - 5 дней. Устраивают ночлеги. Передают по спискам другим офицерам — и так до границы». 

Переселенцы - мухаджиры - попали в Турецкой империи в тяжелое положение. Многие погибли в пути, утонули в море, другие умерли от эпидемий и голода. 

Из письма русского консула в Константинополе Мошина к генералу Кирцову от 28 декабря 1863 г.: «С начала выселения в Трапезунде и окрестностях перебывало до 247 000 душ; умерло в пути 19 000; теперь осталось 63 000 человек. Средняя смертность около 200 человек в день. Свирепствует тиф. Лагерь в Ачка-Кале совсем предполагается уничтожить, так как нельзя жить от нечистот и трупного разложения...» 

В ноябре 1869 г. группа ингушей, состоявшая на русской военной службе, обратилась к главнокомандующему кавказской армией с просьбой разрешить возвращение 76 переселенцам с семьями. С той же просьбой обратились к военному русскому командованию представители 15 населенных пунктов Назрановского общества. Лорис-Меликовым было отказано.  

Оригинал взят у magish в Переселенцы - мухаджиры

Посемейные списки выселенных в Турцию.
Collapse )

Возможно в этих списках есть и осетины, которые проживали в ингушских сёлах.  Судя по именам и фамилиям это могут быть 
Алдар Елтмурза Алдатов: Мать – Дзал, Жена – Залихан, Сын – Кавдий, Братья: Ельберд, Мурзабек, Заурбек, и другие.
Коран - Священная Книга Аллаха.

Закир Магомедов: Репортаж из митингующего Дагестана. Да поможет им Аллах!

Оригинал взят у maga_rso в Закир Магомедов: Репортаж из митингующего Дагестана

Протестующие мусульмане Дагестана против правового беспредела

В Махачкале прошел многотысячный митинг. По данным организаторов, в акции участвовало более 2 тысяч жителей разных районов Дагестана. Митингующие требовали освободить незаконно задержанных мусульман, прекратить похищения и пытки со стороны силовых структур.

Пепел Тахрира стучит в сердца дагестанцев

Collapse )


Закир Магомедов


Коран - Священная Книга Аллаха.

Счастье и величие народа в Исламе!

Оригинал взят у musulmon в Величие народа - быть Мусульманами!
Сказал сподвижник Пророка Мухаммада, мир ему и благословение Аллаха, Умар ибн аль-Хаттаб, да будет доволен им Аллах :
«Мы народ, которого возвеличил Аллах Исламом. И если мы будем искать величие в чем-то другом, то Аллах унизит нас».

                        

Поистине,эти слова относятся ко всем мусульманским народам, но в тоже время они не дают повода для других народов оставаться в неверии. Неверие ведёт в Ад, упаси нас Аллах от него, а Вера ведёт в Рай, дай Аллах нам Рай. Ислам - это Вера, а всё что кроме него - это неверие! 
 О Аллах укрепи нашу веру и обереги нас от неверия!